Гримнир
У Одина (Вотана) множество имен. И есть имена известней этого. Звучащие громче и благозвучней. Упоминающиеся чаще и больше: в источниках, в диалогах последователей, и над дарами Ему, что ложатся на алтари асатруа. Но оно – то самое Имя которое заключает в себе всю его суть... Стремление познавать Мироздание.
Гримнир (Grimnir – скрывающийся под маской), одно из, более чем 200 имен и кеннингов Одина, которыми называют его исландские саги и эддические песни. И надо полагать имен не запечатленных бардами, под которыми его знают во всех Девяти Мирах, многим больше. Но оно объединяет их все.
Один имеет обыкновение путешествовать по мирам сам, не довольствуясь информацией приносимой ему воронами Хугином и Мунином. Нет интереса ему и просто пассивно наблюдать за миром со своего трона в чертоге Валаскьяльв... Но ходит он под разными именами, возможно реально скрывая свой облик (вот она - маска), чтобы быть Неузнанным. Зачем? Чтобы не вмешиваться своей божественной волей в судьбу мира в целом, и судьбы людей в частности. Даруя последним, таким образом, возможность выразить свободу воли. Конечно, особо дерзких он карает на месте, блеснувших благородством и честью - награждает, благоволит им по жизни.
Я убежден в том, что прозвище - Гримнир, это настоящее прозвище, того кого мы знаем как Отец Богов Вотан, ходящее среди жителей Асгарда. Большинство остальных имен, всего лишь кеннинги и хейти. Название его множества масок. Гримниром асы его называют за то, что Вотан имеет обыкновение следить за всеми событиями всех девяти миров со своего трона, называемый в сагах Хлидскьяльвом. И он не просто садится рядом с верной женой Фригг, взяв её за руку, и наблюдает за происходящим через магические зеркала... Потому что трон этот не простой. Волшебный. Восседая на нем, бог асов, погружается мыслью в процессы, происходящие в мирах, становясь не просто Наблюдателем, но физически ещё и Путником. Проецируя себя во все миры одновременно. Воплощая, таким образом, один из божественных принципов – вездесущность. И я убежден, что проявляется эта черта тех, кого человек называет Богами, именно таким образом.
Проекции Вотана, исходя с Хлидскьяльва, начинают жить своей жизнью, помня, конечно, кто они есть на самом деле:

- Один ныне зовусь, Игг звался прежде, Тунд звался тоже, Вак и Скильвинг, Вавуд и Хрофтатюр, Гаут и Яльк у богов, Офнир и Свафнир, но все имена стали мной неизменно... («Речи Гримнира»)

Один из ярких примеров всему этому, убежденность древних германцев в том, что Вотан постоянно присутствует в Вальхалле, не покидая трона в Зале Судьбы, вечно пируя с воинами, готовящимися стать частью летописи Рагнарёка. Но управляет он тем Вечным Пиром через магические зеркала Хлидскьяльва...
И если другие маски, и присущие им атрибуты временны. Подбираемы Вотаном под определенные времена и события. То Гримниром, Неузнанным Путником, Вотан, ходит по мирам с момента воздвижения в Асгарде, своего Дворца – Валаскьяльв. До сегодняшнего дня. Многим своим последователям, предпочитая являться именно в этом образе. Кутаясь в длинный серый плащ, надвигая на глаза широкополую шляпу. И опираясь на кривую ясеневую палку, которая в нужный момент может стать хозяину необходимым для случая атрибутом. И посохом странника, и руническим жезлом, и копьем не знающим поражения...